Сон, увиденный за секунду, рассказанный за минуту и написанный за день.

Главная роль В зале аншлаг. Я протискиваюсь к своему месту, задевая колени зрителей и спинки кресел. Прозвенел третий звонок, огромная люстра стала гаснуть. Разворачивая в полумраке програмку, я разглядел на ней надпись: «Чья роль?». И больше никаких пояснений, даже имён артистов. «Странное название для спектакля», - подумал я. Постепенно гул зрителей затих, и красный занавес лениво, словно уставший стриптизёр, обнажил сцену. На ней сидел человек, откинувшись на спинку чёрного, лакированного стула, и задумчиво смотрел в зал. Шло время, исполнитель роли молча рассматривал удивлённые лица зрителей. Ожидание тянулось. Сидящий рядом со мной мужчина, шевеля большими усами, раздражённо спросил: «В чём смысл происходящего? Неужели больше ничего не произойдёт?». Я ответил, что сам не понимаю. И призвал его проявить терпение. Но он не слушал меня и развернул свои возмущённые усы к другому соседу. Вопросы возникли не только него. Утихший гул вновь начал наполнять театр. Люди эмоционально обсуждали происходящее на сцене. Казалось, мы пассажиры огромного поезда, который остановился, едва отъехав от станции, и мелькавший за окнами лес замер вместе с нами в ожидании событий. Сцена не спешила пробуждать эмоции. Но шёпот зала перерос в громкое обсуждение и даже смех. Люди знакомились, разговаривали, жестикулировали. Женщина с высокой рыжей башней на голове уронила сетку зелёных яблок, и они раскатились по рядам и проход